Несравненный силихем

Несравненный силихем
Марджери Гуд – всемирно известный хендлер и владелица питомника «Goodspice». В ее послужном списке десятки чемпионов. Но есть среди них особые собаки. Совсем недавно Мардж достигла пика карьеры с силихем-терьером Ch Efbe’s Hidalgo at Goodspice, более известным как Чармин, заводчиком которого является Франс Бержерон из Канады. Чармин начал свою выставочную карьеру в возрасте шести месяцев, выиграв два мажора по 5 пойнтов на монопородных выставках.
2.jpgСегодня силихем-терьер в Америке занимает одно из последних мест по популярности. Но как показывает практика, редкие породы все чаще становятся звездами в выставочном ринге. Ведь и у заводчиков, и у судей к ним особое отношение. Один из таких примеров – Чармин, – абсолютный рекордсмен всех времен в своей породе. Он завоевал больше высших наград, чем любая собака в мире: на его счету 95 побед в Бест-ин-Шоу, в том числе на Крафт, Всемирной выставке в Швеции, Чемпионате Eukanuba и главной выставке терьеров Монтгомери. На протяжении двух лет он удерживал звание топ-терьера Америки. А в 2010 году и сама Мардж была удостоена звания Лучшего заводчика терьеров АКС. Теперь, когда для Чармина выставочные страсти уже позади, Марджери выводит в ринг следующего претендента – CH Efbe’s Goodspice Easy Money. Эта пара принимает участие более чем в 150 выставках в год. Несмотря на невероятную занятость, Мардж охотно делится своим опытом и знаниями и всегда стремится помочь окружающим ее людям. Сейчас для Мардж самое время рассказать о себе, о том, как все начиналось, и раскрыть секреты своего успеха.
– Марджери, как Вы пришли в шоу-мир собак?
– Когда мне исполнилось десять лет, я стала владелицей первой собственной собаки – керри-блю-терьера. Общение с четвероногим питомцем открыло для меня новый, доселе неизведанный, удивительный мир. Занимаясь с собакой, я всерьез увлеклась дрессировкой. И когда в 1964 году приобрела немецкую овчарку, то именно с ней впервые попробовала свои силы в ринге. С этого момента я заболела выставками. Единственное, чего мне хотелось в то время, – это выставлять собак. Я чувствовала, что это мое и я в силах добиться успеха на этом поприще. Однако я понимала: без серьезной учебы и упорного труда достичь максимального результата будет невозможно. Приобрести знания и опыт мне помогла практика работы в питомниках собак, а также уход за лошадьми. Летние каникулы я проводила, трудясь на ранчо в штате Индиана. Кроме того, мне посчастливилось работать с великими хендлерами Джорджем Уордом и Деннисом Ниолой, и это, безусловно, стало для меня отличной школой.
P1040900.jpgВ 15 лет я посетила питомник «Surgen», где жили два силихема. Эти очаровательные существа произвели на меня столь сильное впечатление, что я тотчас влюбилась в породу, а для себя решила: когда-нибудь и у меня будет такая собака.
– У Вас было так много побед. Какая из них самая памятная?
– Как истинный терьерист, я особо ценю победу в BIS на Монтгомери в 2008 году. Еще, пожалуй, победу в BIS Чемпионата Eukanuba 2007 и титул Лучшей собаки Всемирной выставки в Стокгольме.
– Чармин – уникальная собака. Возможно, его имя (Чармин – по-английски «очаровательный») способствовало успеху. Как оно появилось?
– Это забавная история. Сначала его звали Пятно на Ухе, но в один прекрасный день моя совладелица Джуди Картер, взяв щенка на руки, воскликнула: «Какой он белый и мягкий!» И это было действительно так в сравнении с грубоватой шерстью более привычных ей джек-расселов. Так что Очаровашкой он стал вовсе не благодаря своей безусловной внешней привлекательности, а в честь белой и мягкой туалетной бумаги «Чармин».
– А официальное имя Идальго?
– Как уже я упоминала, помимо собак раньше мне приходилось работать и с лошадьми, к которым, впрочем, я не утратила интереса и по сей день. Существует легенда о лошади по имени Идальго, – известном американском мустанге, который в 1897 году принимал участие в «Океане огня» – гонках на выживание на 3000 миль по Аравийской пустыне. Кроме того, Идальго по-испански означает «благородство». Так что, на мой взгляд, это неплохой выбор имени для собаки!
– Чармин родился в Канаде, но в его родословной присутствуют и ваши собаки, не так ли? 
– Да, и это неудивительно. Я всегда любила силихемов и при помощи и поддержке своей семьи развожу их многие годы. Я вырастила отца Чармина, и если вы заглянете в его родословную, то обнаружите немало собак из моего питомника с обеих сторон.
P1040903.jpg– Расскажите немного об этой собаке. Когда Вы поняли, что это будущий чемпион?
– Мы сразу заметили, что это особенный малыш, а его первые победы только укрепили нас в этом мнении. Еще в щенячьем возрасте он был предельно сосредоточен и серьезен в ринге, как взрослый. И, безусловно, Чармин – это великая личность! Я никогда и никуда не отдам его. Он всегда будет жить со мной!
– Вы разводите только одну породу – силихем-терьеров?
– Нет, не только. В моем питомнике есть также эрдельтерьеры, керри-блю, лейкленды, ну и, конечно, моя непреходящая любовь – силихемы.
– Силихем для вас особая порода благодаря победам чармин? или есть другие причины?
– Конечно, с Чармин связаны самые яркие мгновения на шоу, но дома эти собаки тоже невероятно милы и очень удобны в содержании. Я не понимаю, почему они уступают в популярности другим породам. Силихем-терьер подходит новичкам и семьям с детьми, и для шоу он очень хорош.
– Насколько изменились выставки собак за годы Вашего участия в них?
– Существенно. Если раньше выставки были, скорее, веселым и развлекательным действом, то сейчас они превратились в очень серьезное и профессиональное мероприятие. Многие даже сожалеют об утраченной атмосфере выставок прежних лет. Если говорить о хендлинге, то я обратила внимание, что появилось много новичков, которые не могут добиться успеха потому, что не имеют фундамента и глубоких знаний строения и психологии собаки. Но справедливости ради хочу отметить, что есть несколько начинающих, но очень талантливых и перспективных хендлеров, которых, полагаю, ждет успешная карьера.

Автор: Марина Белявцева 

Фотографии Марина Белявцева